Arms
 
развернуть
 
354061, г. Сочи, ул. Советская, д. 26 А
Тел.: (862) 264-23-91, 264-17-89 (ф.)
3ap@sudrf.ru
схема проезда
показать на карте
354061, г. Сочи, ул. Советская, д. 26 АТел.: (862) 264-23-91, 264-17-89 (ф.)3ap@sudrf.ru
 
СУДЫ ОКРУГА

РЕЖИМ РАБОТЫ СУДА

Понедельник

с 8:30 до 17:30

Вторник

с 8:30 до 17:30

Среда

с 8:30 до 17:30

Четверг

с 8:30 до 17:30

Пятница

с 8:30 до 16:15

Перерыв с 13:00 до 13:45

Суббота

выходной

Воскресенье

выходной

ПОЛЕЗНЫЕ ССЫЛКИ
ДОКУМЕНТЫ СУДА
СПРАВКА по результатам обобщения судебной практики рассмотрения в апелляционном порядке оправдательных приговоров за период 2020 - первое полугодие 2022 года.

Всего за период 2020 - первое полугодие 2022 года судебной коллегией по уголовным делам Третьего апелляционного суда общей юрисдикции рассмотрено 27 уголовных дел с постановлением оправдательных  приговоров, из которых:

- 1 дело возвращено в суд первой инстанции для устранения обстоятельств, препятствующих его рассмотрению;

- 1 дело, по которому оправдательный приговор (оправдание в части) не был обжалован;

- по 2 делам оправдательные приговоры, вынесенные на основании оправдательных вердиктов коллегии присяжных заседателей, оставлены без изменения;

- по 23 делам оправдательные приговоры отменены (из них - 22 дела рассмотрены с участием коллегии присяжных заседателей, 1 дело судьей  единолично).     

 

Так, дело №55-142/2020 возвращено в суд первой инстанции для устранения обстоятельств, препятствующих его рассмотрению, в связи с нарушением требований ч. 7 ст. 259 УПК РФ, поскольку судом не были предоставлены для ознакомления потерпевшим протокол судебного заседания и материалы уголовного дела, несмотря на наличие соответствующего ходатайства в апелляционной жалобе. 

 

По делу №55-729/2020 на основании вердикта коллегии присяжных заседателей обвиняемая оправдана на основании ч.1 ст. 348, п.2 и п. 4 ч. 2 ст. 302  УПК РФ за непричастностью к совершению преступления, предусмотренного п.п.«б», «в», ч. 4 ст. 162 УК РФ, приговор в этой части не  обжалован.

 

По делу №55-664/2021 подсудимый оправдан в соответствии с вердиктом присяжных заседателей в полном объеме предъявленного обвинения на основании п. 2 ч. 2 ст. 302 УПК РФ – в связи с непричастностью к совершению преступлений. Обвинялся в убийстве, то есть умышленном причинении смерти другому человеку, совершенном в отношении лица в связи с осуществлением данным лицом служебной деятельности, общеопасным способом, организованной группой, из корыстных побуждений; в покушении на убийство в отношении двух и более лиц, в отношении лица в связи с осуществлением данным лицом служебной деятельности, общеопасным способом, организованной группой, из корыстных побуждений; в незаконном приобретении, передаче, хранении и ношении огнестрельного оружия и боеприпасов, организованной группой.

На оправдательный приговор Верховного Суда Республики Дагестан принесено апелляционное представление, доводы которого заключались в нарушении права стороны обвинения на представление доказательств, отказ в удовлетворении ходатайства государственного обвинителя об оглашении изобличающих подсудимого показаний потерпевшего, не постановке обязательного по существу обвинения вопроса о доказанности причин, в силу которых обвиняемый не смог осуществить свой преступный умысел до конца, не доведении в напутственном слове председательствующим ограничения в наказании за совершение покушения на убийство, доведении допрошенными лицами и защитником до сведения присяжных заседателей недопустимой информации, ставящей под сомнение законность получения допущенных к исследованию доказательств и их достоверность, что, невзирая на своевременную и надлежащую реакцию со стороны председательствующего, не могло не оказать влияние на формирование мнения присяжных заседателей о невиновности подсудимого. Представление судебной коллегией оставлено без удовлетворения, его доводы признаны несостоятельными, не способными повлиять на существо принятого судом решения.

 

По делу №55-613/2021 подсудимый оправдан в совершении убийства, то есть в умышленном причинении смерти другому человеку, совершенном группой лиц, в связи с вынесением оправдательного вердикта коллегией присяжных заседателей за его невиновностью на основании п. 4 ч. 2 ст. 302 УПК РФ.

На оправдательный приговор Верховного Суда Республики Дагестан принесено апелляционное представление, доводы которого о незаконности и необоснованности приговора, систематических нарушениях требований уголовно-процессуального закона, сформировавших у присяжных заседателей предубеждение, неоднократных высказываниях стороны защиты в присутствии присяжных заседателей относительно незаконности доказательств, представленных стороной обвинения, об оказании на обвиняемого незаконного воздействия со стороны органов предварительного расследования, высказывании адвокатом сомнений относительно достоверности доказательств, ограничении права стороны обвинения на представление доказательств, нарушении права потерпевшей на непосредственное участие в судебном заседании, не разъяснении прав замененному государственному обвинителю,  нарушениях, допущенных при составлении вопросного листа, оставлены без удовлетворения, признаны необоснованными.     

 

Статистические данные свидетельствуют, что 92 % обжалованных оправдательных приговоров судебной коллегией отменены с передачей дел на новое рассмотрение.

          Так, по делу №55-679/2020 подсудимые оправданы  судьей единолично на основании п. 3 ч. 2 ст. 302 УПК РФ за отсутствием состава преступлений и на основании п. 2 ч. 2 ст. 302 УПК РФ в связи с непричастностью к совершению преступления.

На приговор Верховного Суда Республики Крым государственным обвинителем принесено апелляционное представление, доводы которого следующие:

- незаконность и несправедливость приговора вследствие существенных нарушений требований уголовно-процессуального законодательства, неправильного применения уголовного закона, несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом первой инстанции;

- лишение государственного обвинителя возможности огласить ходатайство об изменении обвинения, не выяснение мнения подсудимых по измененному обвинению;

- нарушение права на защиту подсудимых;

- заинтересованность судьи в исходе дела;

- не разрешение по существу отвода судье;

- не указание в описательно-мотивировочной части приговора существа предъявленного обвинения по преступлениям, в совершении которых подсудимые оправданы.

Также на вышеуказанный приговор потерпевшими и их представителем принесены апелляционные жалобы с аналогичными доводами.

Данный приговор отменен по основаниям, предусмотренным п.п. 1, 2  ст. 389.15, ч.1 ст.389.17 УПК РФ ввиду несоответствия выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом первой инстанции, а также вследствие существенных нарушений уголовно-процессуального закона, которые путем лишения или ограничения гарантированных УПК РФ прав участников уголовного судопроизводства, несоблюдения процедуры судопроизводства или иным путем повлияли или могли повлиять на постановление законного, обоснованного и справедливого судебного решения.

Судом установлено нарушение принципа беспристрастности в ходе производства по делу, при рассмотрении ходатайства государственного обвинителя об изменении обвинения подсудимым, а также при принятии решений об изменений в отношении них мер пресечения по мотиву не подтверждения своих показаний потерпевшими в суде, а также на основании преждевременного вывода об установлении обстоятельств дела, содержащего сомнения в причастности подсудимых к инкриминируемым преступлениям с учетом исследованных доказательств. По мнению судебной коллегии, заявленное государственным обвинителем ходатайство об отводе председательствующего соответствовало ст. 61 УПК РФ и подлежало разрешению с учетом ст.ст. 65, 256 УПК РФ с вынесением отдельного процессуального документа в совещательной комнате. Отвод судье был заявлен гособвинителем впервые по основанию, не известному стороне до начала судебного следствия. В отношении заявленного ходатайства об отводе судьей приняты два взаимоисключающих решения, каждое из которых не соответствует требованиям процессуального закона – об отказе в его удовлетворении без удаления в совещательную комнату и об оставлении его без рассмотрения.

Коллегия установила несоответствие выводов суда фактическим обстоятельствам дела по причине отсутствия надлежащей оценки представленных доказательств. При квалификации действий подсудимых суд не привел диспозиции статей, не мотивировал свои выводы относительно наличия признаков совершенных преступлений, не указал объективную сторону преступления. Приговор отменен, дело передано на новое судебное разбирательство в тот же суд в ином составе суда со стадии подготовки дела к судебному заседанию.

 

По 22 делам (№55-335/2022, 55-264/2022, 55-92-2022, 55-327/2022, 55-324/2021, 55-210/2021, 55-142/2021, 55-121/2021, 55-30/2021, 55-1/2021, 55-14/2021, 55-13/2022, 55-14/2022, 55-54/2022, 55-87/2022, 55-431/2020, 55-419/2021, 55-231/2020, 55-232/2020, 55-336/2020, 55-609/2020, 55-47/2022) подсудимые оправданы на основании вердикта коллегии присяжных заседателей.

Указанные приговоры отменены, уголовные дела переданы на новое судебное разбирательство по основаниям, предусмотренным ч. 1 ст. 389.17, ч. 1 ст. 389.25 УПК РФ, в связи с существенными нарушениями уголовно-процессуального закона, которые путем несоблюдения процедуры судопроизводства повлияли или могли повлиять на постановление законного и обоснованного судебного решения, на содержание данных присяжными заседателями ответов, в связи с неясным или противоречивым вердиктом (ч. 2 ст.389.25 УПК РФ) (№55-54/2022), так как характер допущенных процессуальных нарушений не позволял устранить эти нарушения в суде апелляционной инстанции, также по основанию, предусмотренному п. 2 ч. 2 ст. 389.17 УПК РФ, в случае вынесения вердикта незаконным составом коллегии присяжных заседателей (№55-142/2021, 55-14/2022, 55-419/2021).

На все оправдательные приговоры принесены апелляционные представления, доводы которых были следующие:

- о доведении подсудимым и его защитником до коллегии присяжных заседателей сведений, ставящих под сомнение законность получения доказательств, признанных судом допустимыми;

- о не принятии председательствующим мер для предотвращения нарушений и устранения незаконного воздействия на коллегию присяжных заседателей;

- о доведении подсудимыми сведений о нарушениях уголовно-процессуального закона, допущенных органом предварительного следствия, о применении в отношении них насилия сотрудниками полиции;

- о доведении свидетелями сведений о применении в отношении подсудимых сотрудниками полиции насилия, об оказании давления на свидетелей для получения нужных следствию показаний;

- о доведении до сведения присяжных заседателей не относящейся к обстоятельствам дела и не подлежащей исследованию с их участием информации, ставящей под сомнение законность получения доказательств обвинения;

- о проведении стороной защиты анализа доказательств до прений сторон, ссылка на доказательства, отсутствующие в материалах дела;

- о сообщении подсудимыми информации личного содержания, не являющейся предметом доказывания;

- о не удовлетворении ходатайства государственного обвинителя об оглашении показаний потерпевших, свидетелей;

- о нарушении права обвинения на представление и исследование в рамках судебного разбирательства доказательств, приведенных в обвинительном заключении, о невыполнении обязанности по обеспечению участия свидетелей, о непринятии мер по принудительному приводу свидетелей;

- об утверждении стороной защиты о неполноте предварительного следствия, постановке недопустимых вопросов потерпевшим и свидетелям;

- о дискредитации представленных доказательств;

- об оказании незаконного воздействия на формирование мнения по уголовному делу и на содержание ответов присяжных заседателей при вынесении ими вердикта;

- о нарушении права на защиту оправданных в связи с неявкой на обсуждение последствий вердикта,

- о нарушении права потерпевших на участие;

- о выходе стороны защиты за пределы обвинения, об указании на противоречивые показания свидетелей;

- о систематическом нарушении требований уголовно-процессуального закона;

- о недопустимых формулировках вопросов, содержащих субъективную сторону  преступления, с нарушениями ст.ст. 338, 339 УПК РФ;

- о составлении председательствующим вопросного листа без учета результатов предварительного следствия;

- о не включении в вопросный лист дополнительного вопроса, о котором ходатайствовала защита;

- о неясности и противоречивости вердикта присяжных заседателей;

- о непринятии председательствующим мер по устранению противоречий;

- о взаимоисключающих ответах относительно одних и тех же событий;

- о допуске в качестве присяжного заседателя родственницы свидетеля по делу;

- о вручении переведенного текста вопросного листа обвиняемому уже после его формирования и утверждения;

- о нарушении прав и интересов свидетелей стороны обвинения;

- о несоответствии анкетных данных присяжных заседателей, указанных в паспорте, данным, указанным в списках;

- о нарушении требований ст. 328 УПК РФ в части сокрытия кандидатами, включенными в состав коллегии присяжных заседателей, информации, которая могла повлиять на принятие решения по делу и лишила стороны права на мотивированный и немотивированный отвод;

- об ограничении председательствующим стороны обвинения права выяснить обстоятельства, препятствующие участию лица в качестве присяжного заседателя в рассмотрении уголовного дела;

- о лишении потерпевшей возможности заявить мотивированный отвод;

- о предвзятом отношении председательствующего к доказательствам обвинения;

- о неполном разъяснении в напутственном слове содержания уголовного закона, предусматривающего ответственность за совершение деяния, о не указании санкции статьи;

- о несоответствии напутственного слова, содержащегося в протоколе судебного заседания, аудиозаписи судебного разбирательства;

- о процессуальных нарушениях в части, касающейся времени, по истечении которого присяжные заседатели могут приступить к формулированию ответов в вопросном листе, которое составило менее 3 часов;

- о процессуальных нарушениях в части получения от председательствующего дополнительных разъяснений, данных присяжным без их озвучивания сторонам, что поставило под сомнение единодушно принятое решение;

- о нарушении положений ч. 17 ст. 328 УПК РФ, поскольку после разрешения вопросов об отводах и самоотводах председательствующий не давал указания секретарю или помощнику о составлении списка оставшихся кандидатов, указанный список не формировался, перечень оставшихся кандидатов председательствующим оглашен самостоятельно из первоначального списка;

- о проявлении стороной защиты неуважения к суду путем игнорирования замечаний председательствующего;

- о безосновательном принятии председательствующим решения сформулировать вопросы не в том варианте, который зачитывал сторонам и который обсуждался, а в другом, отличном от первого варианта, сторонам не зачитаны и не переданы для возможности высказать свои замечания по содержанию и формулировке, а также возможности внести предложения о постановке новых вопросов;

- о несоблюдении принципа состязательности сторон;

- о постановке перед присяжными заседателями вопросов, касающихся квалификации содеянного, сформулированных формально и некорректно, без учета предъявленного обвинения и требований уголовного закона; 

- о решении вопроса, не входящего в компетенцию присяжных заседателей - превышении пределов необходимой обороны,  установления обстоятельств, касающихся волевого момента, как одного из признаков умысла и формы вины, юридическая оценка которого дается судьей в приговоре;

- об указании при производстве опроса кандидатов в присяжные заседатели лишь номеров кандидатов без их фамилий, что лишает возможности дать надлежащую оценку допустимости участия конкретного лица в качестве присяжного заседателя;

- об указании во вводной части приговора одного прокурора,  несмотря на то, что государственное обвинение поддерживали несколько прокуроров.

 

По 7 делам (№55-335/2022, 55-324/2021, 55-121/2021, 55-54/2022, 55-419/2021, 55-231/2020, 55-232/2020) потерпевшими и их представителями также принесены апелляционные жалобы, доводы которых аналогичны доводам апелляционных представлений прокуроров.

 

При рассмотрении указанных дел судебной коллегией установлено, что до сведения присяжных заседателей систематически доводилась информация, не относящаяся к обстоятельствам дела и не подлежащая исследованию с их участием, подсудимые доводили до коллегии присяжных заседателей информацию, ставящую под сомнение законность действий сотрудников правоохранительных органов, оспаривали законность проведенных следственных действий, указывали на искусственное создание стороной обвинения доказательственной базы, защитники выходили за пределы обвинения, утверждали, что обвинение построено на предположениях и показаниях заинтересованных в исходе дела лиц, об отсутствии очевидцев преступления и доказательств, давали негативную оценку собранным по делу доказательствам, обращали внимание на необъективно проведенное предварительное следствие, ссылались на неисследованные в ходе судебного разбирательства доказательства.       

Председательствующим допускалось в присутствии присяжных заседателей выяснение вопросов, не входящих в их компетенцию: о возможной причастности к преступлению иных лиц, не являющихся подсудимыми по рассматриваемому делу, сообщение подсудимыми и их защитниками сведений, способных повлиять на объективность и беспристрастность коллегии присяжных заседателей, сведений о личности потерпевших, свидетелей, подсудимых, об имущественном положении подсудимых, их семейном положении, о состоянии здоровья, характеризующие сведения, об употреблении потерпевшими спиртных напитков, что могло сформировать у присяжных заседателей предубеждение в объективности проведенного расследования. По мнению коллегии, во всех случаях оглашенные в присутствии присяжных заседателей заявления и комментарии, несмотря на замечания председательствующего, не могли не оказать на них негативного информационного и морального воздействия, повлиявшего на вынесение вердикта, замечаний и разъяснений председательствующего оказалось явно недостаточно.

Отмечено, что председательствующим при произнесении напутственного слова не было обращено внимание присяжных заседателей на то, что при вынесении вердикта ими не должна учитываться доведенная до них участниками процесса информация. Установлен необоснованный отказ судом в удовлетворении ходатайства об оглашении показаний потерпевших в связи с существенными противоречиями, что ограничило право государственного обвинителя на представление присяжным заседателям доказательств.

Совокупность многочисленных нарушений повлияла на беспристрастность присяжных заседателей, отразилась на формировании их мнения по уголовному делу и на содержании ответов при вынесении вердикта. Сотрудники правоохранительных органов, которые не являлись прямыми очевидцами, были допрошены в присутствии присяжных заседателей, перед присяжными заседателями были поставлены некорректные вопросы в части изложения формулировки, которая выражает не действие лица, а его отношение к содеянному, то есть субъективную сторону преступления, что относится к юридическому вопросу, подлежащему разрешению без участия присяжных заседателей председательствующим единолично, исходя из фактических обстоятельств, признанных вердиктом доказанными или недоказанными (пример: «желая наступления смерти»).

В ряде случаев вопросы сформулированы без учета результатов судебного следствия, в частности - показаний подсудимых относительно их действий применительно к инкриминируемым преступлениям, допускалась громоздкая формулировка вопроса, отсутствие описания подлежащих установлению либо не установлению действий, в совершении которых предъявлено обвинение.

Установлено нарушение принципа случайной выборки, изменение очередности включения кандидатов в список с учетом ранее составленного списка кандидатов в присяжные заседатели, а также с учетом того, что часть кандидатов на момент формирования списка уже прошли стадию самоотводов и мотивированных отводов, нарушение последовательности, в которой присяжные заседатели вносятся в список.

Отмечен факт отсутствия в материалах дела списка с немотивированными отводами стороны защиты. К формированию коллегии присяжных заседателей были допущены кандидаты в присяжные заседатели, которые в силу закона не должны были участвовать в отборе кандидатов в присяжные заседатели, при сопоставлении паспортных данных с данными кандидатов, указанными в списке кандидатов в присяжные заседатели, выявлены расхождения в написании имен, отчеств и дат рождения кандидатов.

Основанием для отмены указанных приговоров в совокупности с приведенными причинами также послужили:

- несоблюдение процедуры судопроизводства;

- нарушение ч. 1 ст. 259 УПК РФ в связи с несоответствием письменного протокола судебного заседания аудиозаписи его хода;

- ограничение права стороны обвинения на представление доказательств, поскольку было отказано в исследовании доказательства, не признанного судом недопустимым;

- отсутствие объективных сведений о том, что потерпевшим вручался или направлялся список кандидатов в присяжные заседатели, в результате чего они были лишены возможности заявить им мотивированный либо немотивированный отвод;

- разрешение ходатайств процессуального характера в присутствии присяжных заседателей (об оглашении показаний свидетелей в связи с наличием в них существенных противоречий);

- постановка вопросов, подлежащих разрешению присяжными заседателями, с использованием юридических терминов, отсутствие вопроса о событии одного из инкриминируемых деяний, неполнота поставленных вопросов.

 

 

                                                                                                Судебная коллегия по уголовным делам

опубликовано 14.12.2022 11:34 (МСК)
 
СУДЫ ОКРУГА

РЕЖИМ РАБОТЫ СУДА

Понедельник

с 8:30 до 17:30

Вторник

с 8:30 до 17:30

Среда

с 8:30 до 17:30

Четверг

с 8:30 до 17:30

Пятница

с 8:30 до 16:15

Перерыв с 13:00 до 13:45

Суббота

выходной

Воскресенье

выходной

ПОЛЕЗНЫЕ ССЫЛКИ